Созависимость
(она же зависимость,
аддикция, невротическая любовь, дисфунциональные или токсичные отношения)

Ее причины, формы и проявления в семейных отношениях
Созависимость — одна из самых распространенных проблем, мешающих полноценной жизни людей. Она касается не только отдельных личностей, но и общества в целом, которое создает условия, благоприятствующие созависимым отношениям и их передаче из поколения в поколение. Созависимые люди испытывают постоянную потребность в одобрении окружающих, поддерживают унижающие достоинство отношения и чувствуют себя бессильными что-либо изменить, не осознают своих истинных желаний и потребностей и не способны испытывать чувство настоящей близости и любви. «Кто-то однажды сказал: вы узнаете о том, что вы зависимый человек, тогда, когда, умирая, обнаружите, что перед вами промелькнет не ваша собственная, а чья-то чужая жизнь».

Определений созависимости достаточно много, рассмотрим лишь некоторые из них, наиболее часто встречающиеся.

«Созависимость — это приобретенное расстройство, являющееся результатом остановки (задержки) развития или связанное с развитием "прилипания", из которого можно впоследствии психологически вырасти».

«Созависимость — патологическое состояние, характеризующееся глубокой поглощённостью и сильной эмоциональной, социальной или даже физической зависимостью от другого человека. Чаще всего термин употребляется по отношению к родственникам и близким алкоголиков, наркоманов и других людей с какими-либо зависимостями, но далеко не ограничивается ими».

Созависимый человек, позволив поведению другого человека влиять на него, становится полностью поглощен тем, чтобы контролировать действия этого другого человека, и таким образом регулировать собственное состояние.

Для состояния созависимости типично:

• заблуждение, отрицание, самообман;

• компульсивные действия;

• «замороженные» чувства;

• низкая самооценка, ненависть к себе, чувство вины;

• подавляемый гнев, неконтролируемая агрессия;

• давление и контроль за другим человеком, навязчивая помощь;

• сосредоточенность на других, игнорирование своих потребностей, психосоматические заболевания;

• проблемы общения, проблемы в интимной жизни, замкнутость, депрессивное поведение, суицидальные мысли.

Созависимые отношение особо ярко проявляются в семьях с алкогольной или наркотической зависимостями. А так же в семьях где есть:

• Вакуум интимности;

• Отрицание проблем и поддержание иллюзий;

• Замороженность правил и ролей;

• Конфликтность во взаимоотношениях;

• Недифференцированность "Я" каждого члена ("Если мама сердится, то сердятся все");

• Границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной;

• Все скрывают секрет семьи и поддерживают фасад псевдо благополучия;

• Склонность к полярности чувств и суждений; (Мир черно-белый. Другой человек либо хороший, либо плохой. Нет разделения, что поступки могут быть плохими, а человек, как личность, всегда делайте все из лучших побуждений)

• Закрытость семейной системы;

• Абсолютизирование воли, контроля.



Созависимость, которая характерна почти для 98% взрослого населения является источником большей части человеческих страданий. «Созависимость — это приобретенное дисфункциональное поведение, возникающее вследствие незавершенности решения одной или более задач развития личности в раннем детстве».

М.Малер разработала собственную теорию сепарации-индивидуации в развитие ребенка.

С момента рождения до 2-3 лет ребенок завершает решение ряда задач своего развития. Наиболее важной психологической задачей развития в этот период является установление доверия между матерью и ребенком. Если установление базового доверия или связи завершилось успешно, то ребенок чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы заняться исследованием внешнего мира и в последующем, в возрасте 2-3 лет, завершить свое так называемое второе, или «психологическое рождение». Психологическое рождение происходит тогда, когда ребенок научается быть психологически независимым от своей матери.

М.Малер выделяет два различных, однако, переплетённых между собой процесса. Сепарация – процесс, в ходе которого у ребёнка формируется чувство независимости и представление о себе как об отдельном от матери. Индивидуация – попытка построить свою уникальную идентичность. В ходе этих внутрипсихических процессов ребёнок обретает способность функционировать самостоятельно, он перестаёт быть зависимым от матери, но сохраняет межличностную связь с ней. С ростом стабильности внутренних структур объектные отношения достигают более высоких уровней развития, а взаимоотношения становятся более глубокими и крепкими.

М.Малер установила, что люди, у которых фаза сепарации-индивидуации была завершена успешно, в дальнейшем не зависят от людей или вещей, находящихся во вне, которые управляли бы ими. У них есть целостное внутреннее ощущение своей уникальности и представление о том, кто они есть. Они могут находиться в близких отношениях с другими людьми, не опасаясь потерять себя как личность. Они могут эффективно удовлетворять все свои потребности, обращаясь к другим лицам, если им необходима помощь. Имеют брать на себя ответственность за свои действия, делиться, взаимодействовать и сдерживать агрессию, адекватно относиться к авторитету других, выражать свои чувства словами и эффективно справляться со страхом и тревогой. И они не теряют общего позитивного представления о самом себе, когда окружающие их критикуют. Незавершенность этой фазы может лишить человека полноты ощущений всех его человеческих качеств и заставить вести очень замкнутую жизнь, в которой будет преобладать страх, неискреннее поведение и зависимости.

«Жизнь последовательно и поступательно движется в направлении индивидуации – пожизненного процесса, в ходе которого человек становится «психологическим индивидом, то есть отдельной неотделимостью или «целостностью».

Индивидуация – процесс осознания своего «Я», самореализации и превращения в более полноценного человека с индивидуальной структурой, присущей только ему. Это название отражает то, что чем ближе человек подходит к бессознательному и чем больше он соединяет его с содержимым своего осознающего разума, тем сильнее становится его ощущение уникальности своей индивидуальности.

К.Г.Юнг подчёркивает три момента индивидуации:

1. развитие целостной личности;

2. невозможность осуществления в состоянии изоляции, так как предполагает и включает коллективные взаимоотношения;

3. подразумевает определенный уровень оппозиции по отношению к социальным нормам, не имеющим абсолютной ценности.

Процесс индивидуации порождает чувство уверенности в себе. Человек начинает понимать, что ему совсем не обязательно быть похожим на других, так как быть самим собой гораздо безопаснее. Нет необходимости превращать жизнь в имитацию жизни других людей. Человек осознаёт, что у него есть собственные ценности, собственный образ жизни, которые соответствуют данному ему от рождения «Я».

Необходимым этапом в каждой семье является сепарация детей от родителей. Как пишет А.Я.Варга, что каждый ребенок должен пройти процесс сепарации для того, чтобы стать взрослым, самостоятельным, ответственным, для того, чтобы быть способным создать собственную семью. Зачастую, если человек не прошел процесс сепарации с мамой и с папой, то в браке он осуществляет то, что требуется для его нормального психического развития, в таких случаях брак заключается для развода.

Созависимость взрослых людей возникает тогда, когда два психологически зависимых человека устанавливают взаимоотношения друг с другом. В такие взаимоотношения каждый вносит часть того, что необходимо ему для создания психологически завершенной или независимой личности.

Любые значимые отношения рождают определенную долю эмоциональной созависимости, поскольку, впуская в свою жизнь близких людей, мы обязательно реагируем на их эмоциональное состояние, так или иначе приспосабливаемся к их образу жизни, вкусам, привычкам, потребностям. Однако в так называемых «здоровых», или зрелых, отношениях всегда остается достаточно большое пространство для удовлетворения своих собственных потребностей, для достижения собственных целей и индивидуального роста личности, которая, как известно, сохраняет здоровье и жизнеспособность исключительно в процессе развития.

В отношениях же, которые мы называем созависимыми, пространства для свободного развития личности практически не остается. Жизнь человека полностью поглощена значимым другим. И в таких случаях он живет не своей, а его жизнью. Созависимый человек перестает отличать собственные потребности и цели от целей и потребностей любимого. У него нет собственного развития: его мысли, чувства, поступки, способы взаимодействия и решения двигаются по замкнутому кругу, циклично и неотвратимо возвращая человека к повторению одних и тех же ошибок, проблем и неудач.

Выражаясь схематично, психологическая территория одного человека, поглощенная психологической территорией другого, практически прекращает свое суверенное существование. При взаимодействии людей друг с другом их психологические территории (или границы территорий) приходят в соприкосновение: они могут пересекаться, подвергаться оккупации, уважаться или насильственно ограничиваться.



Способов или форм супружеских созависимостей, которыми пользуются партнеры для заполнения пустующей оболочки «Я» достаточно много, но все они могут быть сведены к 4 основным. Мы рассмотрим их, опираясь на обе метафоры, передающие сущность созависимых отношений, то есть используя понятие о взаимодействии психологических территорий и о «клеточной структуре» созависимости.

1. Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера.

Человек, отказавшийся от своего суверенитета, живет интересами партнера. Он инкорпорирует его взгляды, вкусы, систему ценностей, то есть усваивает их без критики и осмысления. Он также перенимает от партнера систему представлений о себе.

В данном случае партнер играет роль Родителя, отношением которого и заполняется пустующая оболочка. Тирания собственного Сверх-Я отступает перед вновь инкорпорированным образом Внутреннего Контролера, который полностью копирует партнера.

Ответственность за свою жизнь полностью передается значимому Другому. Вместе с ней человек отказывается от своих желаний, целей, стремлений. Партнер используется им как материнская утроба: как среда обитания, как источник всего необходимого, как способ выживать.

2. Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета.

В данном случае роль Родителя играет сам ищущий любви и заполнения. Каков должен быть человек, который любит своего ребенка (то есть делает то, чего так и не получил человек, «обладающий утратой»)? Этот образ складывается из эклектических представлений о любви и заботе, порой несовместимых между собой.

Поведение человека в этом случае управляется его собственным Сверх-Я с помощью долженствований и бывает удовлетворено только в случае, когда роль контролирующего опекуна выполняется им идеально.

Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Собственные желания, цели, стремления осознаются только через призму их полезности для партнера. Последнего контролируют и руководят им так же, как это делают по отношению к ребенку. Любая самостоятельность партнера опасна, поскольку может разрушить сооруженное Я. Дабы подтвердить эту систему представлений о себе, партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость такого контроля, воспитания и заботы, исполняя роль опекаемого ребенка.

3. Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви. В данном варианте человек может действовать двумя способами.

а. Желая наполнить собственное Я, он проецирует это желание на партнера. И вместо того, чтобы стремиться восполнить собственную пустоту, начинает заполнять партнера собственными представлениями о своем Идеальном Я. Но структура Я партнера занята. Поэтому ее надо разрушить, опустошить, чтобы появилась возможность увидеть в партнере возможного себя. Он может делать это жестко и жестоко или исподволь и манипулятивно. Этот способ может являться крайним выражением любви через поглощение, когда партнер не только поглощается, но и разрушается.

2. Человек уже не способен ни наполнить собственное Я, ни даже пытаться созидать свое Идеальное Я в партнере. Он способен только разрушать, то есть делать то, что когда-то сделали с ним. И разрушая, он испытывает некоторое удовлетворение, поскольку разрушенная личность партнера со всей очевидностью свидетельствует о том, что: во-первых, он не единственный, кто пережил такие страдания, во вторых, он имеет власть и, значит, может контролировать окружающее, в-третьих, разрушая партнера, но при этому удерживая его около себя, он получает представление о себе как о человеке сильном, самостоятельном и значимом, поскольку партнер продолжает слушаться его и демонстрировать свою покорность и любовь.

Карающее Сверх-Я слишком агрессивно, поэтому его критикующие «посылы» вытесняются из сознания, а затем перенаправляются на партнера.

Ответственность за жизнь партнера декларируется, но на самом деле не осуществляется: партнер только используется. На нем ежедневно проверяется собственная способность властвовать, контролировать, управлять не только поступками, но и чувствами. Любовь через отражение в значимом другом.

4. На партнера перекладывается ответственность за собственное благополучие. Ему предписывается определенное поведение, которое обеспечит заполнение опустошенного Я его любовью, его отношением. Значимый Другой должен всячески показывать, что имеет дело с человеком, который соответствует стандартам Идеального Я.

Партнер является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросом: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех красивей и умнее?» По сути, это «зеркало» должно, видя перед собой пустоту, отражать портрет Идеального Я и при этом сопровождать это отражение словами любви и действиями, доказывающими преданность. Если партнер перестал служить таким «зеркалом», то возможно четыре варианта дальнейших действий.

1. Партнер, который не ведет себя в соответствии с ожиданиями (то есть не сообщает жаждущему любви о его превосходстве, многогранности и глубине) может быть покинут ради поиска нового «зеркала»;

2. Переживание недостатка «стараний» партнера стимулирует либо поиск одновременно развивающихся нескольких отношений, либо постоянную смену партнеров, которые могли бы взять на себя функцию заполнения пустующего Я;

3. На партнера, который не осуществляет постоянное наполнение Я, страждущего доказательствами его полноты и ценности, усиливается давление с помощью различных манипуляций. Могут быть использованы взывание к жалости, демонстрация беспомощности, призывы к справедливости, шантаж или прямые мольбы о любви, уверения (весьма правдивые), что без его постоянного внимания и признаний в любви он не сможет жить.

4. Предпринимаются попытки заслужить любовь и внимание партнера ценой любых жертв и унижений.

Сверх-Я в данном случае относительно лояльно по сравнению с другими вариантами. Оно не столько карает, сколько бесстрастно холодно. В нем меньше долженствований, но зато много ядовитой критичности. Оно наполнено уничтожающим презрением, спастись от которого можно только заглушив голос Сверх-Я восхищением и знаками обожания окружающих.

Во всех рассмотренных способах взаимодействия любовь является способом компенсировать собственную недостаточность, а партнер — объектом, который призван дополнить эту недостаточность до целостного Я. Задача невыполнимая, поскольку ощущение целостности может быть устойчивым только в результате развития внутриличностных ресурсов. В противном случае потребность в подтверждении своей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой.

Именно ненасыщаемость является отличительной чертой созависимых отношений. Любой человек испытывает потребность в любви, уважении, значимости, контроле. Эти потребности являются базовыми и позволяют выживать. Но в норме они могут быть насыщены на определенное время или их удовлетворение может быть отложено без особого вреда. В случае же опустошенного «Я» потребность в непрерывном насыщении никогда не иссякает, поскольку такое «Я» не способно поддерживать свою структуру самостоятельно.

Без непрерывной подпитки с помощью значимых Других оно немедленно вновь становится пустым, что отражается в высокой степени тревожности. Именно поэтому созависимые люди, каким бы способом они ни добывали себе ощущение целостности, не могут переживать одиночество — оно подобно смерти. Для них непереносима неопределенность в отношениях — им нужны гарантии того, что их «Я» будет непрерывно поддерживаться. И при этом они никогда не бывают удовлетворены.

Созависимые люди обладают еще одним, общим для них свойством: они обесценивают самого партнера, который по-настоящему полюбил их, или обесценивают его чувство. Ход их изощренной логики может идти по трем направлениям.

1. Этот человек говорит, что любит меня. Но это не может быть правдой, потому что меня любить нельзя. Значит, все, что он делает и говорит — просто ложь. А его цель — усыпить мою бдительность и использовать меня.

2. Этот человек говорит, что любит меня и, похоже, что он говорит правду. Но он ошибается. Он любит не меня, а тот образ, который я создал. Или он просто не разобрался во мне. Если бы он знал, какой я на самом деле, он отвернулся бы от меня с презрением.

3. Этот человек говорит, что любит меня, и, по всей видимости, он говорит правду. Но это означает только то, что он такой же, как и я, неполноценный человек, недостойный любви. Если бы он был «настоящим», он никогда не смог бы полюбить меня, потому что меня по-настоящему хороший человек любить не может.



Естественно, что при таком восприятии любви по отношению к себе, подобные люди просто не в состоянии испытать удовлетворения даже от истинного чувства.

Стыд для меня одно из самых сложных для проживания чувств. Оно обездвиживает. Когда нам нужна поддержка и помощь, нас ее мало того что лишаю, нас еще и критикуют при этом. И тогда хочется сжаться в комок, исчезнуть, испарится. Не зря же есть фраза: «Сгореть со стыда!».
Как и любое чувство оно может быть адекватным ситуации или не адекватным.
Я люблю адекватный стыд. Когда едешь в метро, а там все люди чистые, опрятные, ни кто не толкается и не пихается. А есть асоциальные личности, которые давным давно вытеснили стыд, на задворки своей души и могут вонять чесноком, ехать и пахнуть не промытым телом. Если его спросить, то он еще начнет огрызаться и защищаться, он считает, что самое главное, что бы ему было Хорошо, а как другим людям рядом с ним? Да пифиг. Я звезда и еду и звездю.
Я люблю стыд, когда он не позволяет писать на стенах моего лифта и подъезда, и не писать в моем лифте. Т.к. я тоже живу в этом подъезде и я хочу ездить в чистом лифте и жить в чистом подъезде.
Стыд всегда связан с чувством омерзения, грязи. У вас бывало такое состояние, пообщаешься с человеком, а после него хочется прийти и помыться? Особенно с теми людьми, которым самое главное что бы было им хорошо, они вытесянют свой стыд, поэтому окружающим людям, приходится рядом с ними сгорать от стыда.
Например, т.к. я консультирую по теме измен, а в этой теме просто море стыда. Муж изменил жене. Она об этом узнает, начинает выяснять отношения, а он ее в своей измене и обвиняет, мол ты в этом и виновата. И в итоге у нее состояние оцепинения, а потом накрывает стыдом и страхом и хочется мыться и убираться или наоборот вся квартира погружается в откровенный бардак и хаос. Как правило, после этого могут начать ломаться или электроприборы или что-то происходить с огнем. Стыд и страх эти чувства, очень часто, если им во время не дать время и место проживаться, начинают проявляться через определенные события и явления. Лично я начинаю чувствовать гарь, начинают гаснуть лампы, ломаться электроприборы. Но так как давно научилась жить в осознанности, и все время отслеживаю причино-следственные связи, то стараюсь решать проблемы при малейшем их проявление. Бережно и нежно по отношению к себе! А не доводя все до мегакризисов. Кризис – это очень не бережно по отношению к себе.
И еще если тебе хорошо, а окружающим людям вокруг тебя плохо и не хорошо. То может пора уже повзрослеть? Может стоит начать учится делать не только себе хорошо, но и окружающим тебя людям? Человек становится личностью, только в социуме проявляя социально значимые качества, а так он просто индивид, т.е. биологически активная человеческая особь. И стыд в этом становление играет не маловажную роль. Стыд одно из не многих чувств, которое именно социальное, а не индивидуальное. Индивидуальное чувство это страх, злость, грусть. Т.е. страшно может быть и когда я одна в лесу заблудилась. А вот стыдно всегда перед кем-то, перед другим человеком! Да стыд трудное чувство, но и необходимое в обществе! Так что я за адекватный стыд!


Для состояния созависимости типично:

• заблуждение, отрицание, самообман;
• компульсивные действия;
• «замороженные» чувства;
• низкая самооценка, ненависть к себе, чувство вины;
• подавляемый гнев, неконтролируемая агрессия;
• давление и контроль за другим человеком, навязчивая помощь;
• сосредоточенность на других, игнорирование своих потребностей, психосоматические заболевания;
• проблемы общения, проблемы в интимной жизни, замкнутость, депрессивное поведение, суицидальные мысли.

Созависимые отношение особо ярко проявляются в семьях с алкогольной или наркотической зависимостями. А так же в семьях где есть:

• Вакуум интимности;
• Отрицание проблем и поддержание иллюзий;
• Замороженность правил и ролей;
• Конфликтность во взаимоотношениях;
• Недифференцированность "Я" каждого члена ("Если мама сердится, то сердятся все");
• Границы личности либо смешаны, либо наглухо разделены невидимой стеной;
• Все скрывают секрет семьи и поддерживают фасад псевдо благополучия;
• Склонность к полярности чувств и суждений; (Мир черно-белый. Другой человек либо хороший, либо плохой. Нет разделения, что поступки могут быть плохими, а человек, как личность, всегда делайте все из лучших побуждений)
• Закрытость семейной системы;
• Абсолютизирование воли, контроля.

Созависимость, которая характерна почти для 98% взрослого населения является источником большей части человеческих страданий. «Созависимость — это приобретенное дисфункциональное поведение, возникающее вследствие незавершенности решения одной или более задач развития личности в раннем детстве».

М.Малер разработала собственную теорию сепарации-индивидуации в развитие ребенка.

С момента рождения до 2-3 лет ребенок завершает решение ряда задач своего развития. Наиболее важной психологической задачей развития в этот период является установление доверия между матерью и ребенком. Если установление базового доверия или связи завершилось успешно, то ребенок чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы заняться исследованием внешнего мира и в последующем, в возрасте 2-3 лет, завершить свое так называемое второе, или «психологическое рождение». Психологическое рождение происходит тогда, когда ребенок научается быть психологически независимым от своей матери.

М.Малер выделяет два различных, однако, переплетённых между собой процесса. Сепарация – процесс, в ходе которого у ребёнка формируется чувство независимости и представление о себе как об отдельном от матери. Индивидуация – попытка построить свою уникальную идентичность. В ходе этих внутрипсихических процессов ребёнок обретает способность функционировать самостоятельно, он перестаёт быть зависимым от матери, но сохраняет межличностную связь с ней. С ростом стабильности внутренних структур объектные отношения достигают более высоких уровней развития, а взаимоотношения становятся более глубокими и крепкими.

М.Малер установила, что люди, у которых фаза сепарации-индивидуации была завершена успешно, в дальнейшем не зависят от людей или вещей, находящихся во вне, которые управляли бы ими. У них есть целостное внутреннее ощущение своей уникальности и представление о том, кто они есть. Они могут находиться в близких отношениях с другими людьми, не опасаясь потерять себя как личность. Они могут эффективно удовлетворять все свои потребности, обращаясь к другим лицам, если им необходима помощь. Имеют брать на себя ответственность за свои действия, делиться, взаимодействовать и сдерживать агрессию, адекватно относиться к авторитету других, выражать свои чувства словами и эффективно справляться со страхом и тревогой. И они не теряют общего позитивного представления о самом себе, когда окружающие их критикуют. Незавершенность этой фазы может лишить человека полноты ощущений всех его человеческих качеств и заставить вести очень замкнутую жизнь, в которой будет преобладать страх, неискреннее поведение и зависимости.

«Жизнь последовательно и поступательно движется в направлении индивидуации – пожизненного процесса, в ходе которого человек становится «психологическим индивидом, то есть отдельной неотделимостью или «целостностью».

Индивидуация – процесс осознания своего «Я», самореализации и превращения в более полноценного человека с индивидуальной структурой, присущей только ему. Это название отражает то, что чем ближе человек подходит к бессознательному и чем больше он соединяет его с содержимым своего осознающего разума, тем сильнее становится его ощущение уникальности своей индивидуальности.

К.Г.Юнг подчёркивает три момента индивидуации:

1. развитие целостной личности;

2. невозможность осуществления в состоянии изоляции, так как предполагает и включает коллективные взаимоотношения;

3. подразумевает определенный уровень оппозиции по отношению к социальным нормам, не имеющим абсолютной ценности.

Процесс индивидуации порождает чувство уверенности в себе. Человек начинает понимать, что ему совсем не обязательно быть похожим на других, так как быть самим собой гораздо безопаснее. Нет необходимости превращать жизнь в имитацию жизни других людей. Человек осознаёт, что у него есть собственные ценности, собственный образ жизни, которые соответствуют данному ему от рождения «Я».

Необходимым этапом в каждой семье является сепарация детей от родителей. Как пишет А.Я.Варга, что каждый ребенок должен пройти процесс сепарации для того, чтобы стать взрослым, самостоятельным, ответственным, для того, чтобы быть способным создать собственную семью. Зачастую, если человек не прошел процесс сепарации с мамой и с папой, то в браке он осуществляет то, что требуется для его нормального психического развития, в таких случаях брак заключается для развода.

Созависимость взрослых людей возникает тогда, когда два психологически зависимых человека устанавливают взаимоотношения друг с другом. В такие взаимоотношения каждый вносит часть того, что необходимо ему для создания психологически завершенной или независимой личности.

Любые значимые отношения рождают определенную долю эмоциональной созависимости, поскольку, впуская в свою жизнь близких людей, мы обязательно реагируем на их эмоциональное состояние, так или иначе приспосабливаемся к их образу жизни, вкусам, привычкам, потребностям. Однако в так называемых «здоровых», или зрелых, отношениях всегда остается достаточно большое пространство для удовлетворения своих собственных потребностей, для достижения собственных целей и индивидуального роста личности, которая, как известно, сохраняет здоровье и жизнеспособность исключительно в процессе развития.

В отношениях же, которые мы называем созависимыми, пространства для свободного развития личности практически не остается. Жизнь человека полностью поглощена значимым другим. И в таких случаях он живет не своей, а его жизнью. Созависимый человек перестает отличать собственные потребности и цели от целей и потребностей любимого. У него нет собственного развития: его мысли, чувства, поступки, способы взаимодействия и решения двигаются по замкнутому кругу, циклично и неотвратимо возвращая человека к повторению одних и тех же ошибок, проблем и неудач.

Выражаясь схематично, психологическая территория одного человека, поглощенная психологической территорией другого, практически прекращает свое суверенное существование. При взаимодействии людей друг с другом их психологические территории (или границы территорий) приходят в соприкосновение: они могут пересекаться, подвергаться оккупации, уважаться или насильственно ограничиваться.
Способов или форм супружеских созависимостей, которыми пользуются партнеры для заполнения пустующей оболочки «Я» достаточно много, но все они могут быть сведены к 4 основным. Мы рассмотрим их, опираясь на обе метафоры, передающие сущность созависимых отношений, то есть используя понятие о взаимодействии психологических территорий и о «клеточной структуре» созависимости.

1. Любовь через отказ от собственного суверенитета и растворение своей психологической территории в территории партнера.

Человек, отказавшийся от своего суверенитета, живет интересами партнера. Он инкорпорирует его взгляды, вкусы, систему ценностей, то есть усваивает их без критики и осмысления. Он также перенимает от партнера систему представлений о себе.

В данном случае партнер играет роль Родителя, отношением которого и заполняется пустующая оболочка. Тирания собственного Сверх-Я отступает перед вновь инкорпорированным образом Внутреннего Контролера, который полностью копирует партнера.

Ответственность за свою жизнь полностью передается значимому Другому. Вместе с ней человек отказывается от своих желаний, целей, стремлений. Партнер используется им как материнская утроба: как среда обитания, как источник всего необходимого, как способ выживать.

2. Любовь через поглощение психологической территории партнера, через лишение его суверенитета.

В данном случае роль Родителя играет сам ищущий любви и заполнения. Каков должен быть человек, который любит своего ребенка (то есть делает то, чего так и не получил человек, «обладающий утратой»)? Этот образ складывается из эклектических представлений о любви и заботе, порой несовместимых между собой.

Поведение человека в этом случае управляется его собственным Сверх-Я с помощью долженствований и бывает удовлетворено только в случае, когда роль контролирующего опекуна выполняется им идеально.

Ответственность за жизнь партнера полностью принимается на себя. Собственные желания, цели, стремления осознаются только через призму их полезности для партнера. Последнего контролируют и руководят им так же, как это делают по отношению к ребенку. Любая самостоятельность партнера опасна, поскольку может разрушить сооруженное Я. Дабы подтвердить эту систему представлений о себе, партнер должен всем своим поведением оправдать необходимость такого контроля, воспитания и заботы, исполняя роль опекаемого ребенка.

3. Любовь через абсолютное владение и разрушение психологической территории объекта любви. В данном варианте человек может действовать двумя способами.

а. Желая наполнить собственное Я, он проецирует это желание на партнера. И вместо того, чтобы стремиться восполнить собственную пустоту, начинает заполнять партнера собственными представлениями о своем Идеальном Я. Но структура Я партнера занята. Поэтому ее надо разрушить, опустошить, чтобы появилась возможность увидеть в партнере возможного себя. Он может делать это жестко и жестоко или исподволь и манипулятивно. Этот способ может являться крайним выражением любви через поглощение, когда партнер не только поглощается, но и разрушается.

2. Человек уже не способен ни наполнить собственное Я, ни даже пытаться созидать свое Идеальное Я в партнере. Он способен только разрушать, то есть делать то, что когда-то сделали с ним. И разрушая, он испытывает некоторое удовлетворение, поскольку разрушенная личность партнера со всей очевидностью свидетельствует о том, что: во-первых, он не единственный, кто пережил такие страдания, во вторых, он имеет власть и, значит, может контролировать окружающее, в-третьих, разрушая партнера, но при этому удерживая его около себя, он получает представление о себе как о человеке сильном, самостоятельном и значимом, поскольку партнер продолжает слушаться его и демонстрировать свою покорность и любовь.

Карающее Сверх-Я слишком агрессивно, поэтому его критикующие «посылы» вытесняются из сознания, а затем перенаправляются на партнера.

Ответственность за жизнь партнера декларируется, но на самом деле не осуществляется: партнер только используется. На нем ежедневно проверяется собственная способность властвовать, контролировать, управлять не только поступками, но и чувствами. Любовь через отражение в значимом другом.

4. На партнера перекладывается ответственность за собственное благополучие. Ему предписывается определенное поведение, которое обеспечит заполнение опустошенного Я его любовью, его отношением. Значимый Другой должен всячески показывать, что имеет дело с человеком, который соответствует стандартам Идеального Я.

Партнер является зеркалом, к которому постоянно обращаются с вопросом: «Свет мой, зеркальце, скажи, кто на свете всех милее, всех красивей и умнее?» По сути, это «зеркало» должно, видя перед собой пустоту, отражать портрет Идеального Я и при этом сопровождать это отражение словами любви и действиями, доказывающими преданность. Если партнер перестал служить таким «зеркалом», то возможно четыре варианта дальнейших действий.

1. Партнер, который не ведет себя в соответствии с ожиданиями (то есть не сообщает жаждущему любви о его превосходстве, многогранности и глубине) может быть покинут ради поиска нового «зеркала»;

2. Переживание недостатка «стараний» партнера стимулирует либо поиск одновременно развивающихся нескольких отношений, либо постоянную смену партнеров, которые могли бы взять на себя функцию заполнения пустующего Я;

3. На партнера, который не осуществляет постоянное наполнение Я, страждущего доказательствами его полноты и ценности, усиливается давление с помощью различных манипуляций. Могут быть использованы взывание к жалости, демонстрация беспомощности, призывы к справедливости, шантаж или прямые мольбы о любви, уверения (весьма правдивые), что без его постоянного внимания и признаний в любви он не сможет жить.

4. Предпринимаются попытки заслужить любовь и внимание партнера ценой любых жертв и унижений.

Сверх-Я в данном случае относительно лояльно по сравнению с другими вариантами. Оно не столько карает, сколько бесстрастно холодно. В нем меньше долженствований, но зато много ядовитой критичности. Оно наполнено уничтожающим презрением, спастись от которого можно только заглушив голос Сверх-Я восхищением и знаками обожания окружающих.

Во всех рассмотренных способах взаимодействия любовь является способом компенсировать собственную недостаточность, а партнер — объектом, который призван дополнить эту недостаточность до целостного Я. Задача невыполнимая, поскольку ощущение целостности может быть устойчивым только в результате развития внутриличностных ресурсов. В противном случае потребность в подтверждении своей целостности и значимости со стороны других людей становится ненасыщаемой.

Именно ненасыщаемость является отличительной чертой созависимых отношений. Любой человек испытывает потребность в любви, уважении, значимости, контроле. Эти потребности являются базовыми и позволяют выживать. Но в норме они могут быть насыщены на определенное время или их удовлетворение может быть отложено без особого вреда. В случае же опустошенного «Я» потребность в непрерывном насыщении никогда не иссякает, поскольку такое «Я» не способно поддерживать свою структуру самостоятельно.

Без непрерывной подпитки с помощью значимых Других оно немедленно вновь становится пустым, что отражается в высокой степени тревожности. Именно поэтому созависимые люди, каким бы способом они ни добывали себе ощущение целостности, не могут переживать одиночество — оно подобно смерти. Для них непереносима неопределенность в отношениях — им нужны гарантии того, что их «Я» будет непрерывно поддерживаться. И при этом они никогда не бывают удовлетворены.
Созависимые люди обладают еще одним, общим для них свойством: они обесценивают самого партнера, который по-настоящему полюбил их, или обесценивают его чувство. Ход их изощренной логики может идти по трем направлениям.

1. Этот человек говорит, что любит меня. Но это не может быть правдой, потому что меня любить нельзя. Значит, все, что он делает и говорит — просто ложь. А его цель — усыпить мою бдительность и использовать меня.

2. Этот человек говорит, что любит меня и, похоже, что он говорит правду. Но он ошибается. Он любит не меня, а тот образ, который я создал. Или он просто не разобрался во мне. Если бы он знал, какой я на самом деле, он отвернулся бы от меня с презрением.

3. Этот человек говорит, что любит меня, и, по всей видимости, он говорит правду. Но это означает только то, что он такой же, как и я, неполноценный человек, недостойный любви. Если бы он был «настоящим», он никогда не смог бы полюбить меня, потому что меня по-настоящему хороший человек любить не может.

Естественно, что при таком восприятии любви по отношению к себе, подобные люди просто не в состоянии испытать удовлетворения даже от истинного чувства.

С уважением, Елена Лавриненко психолог
Нужна профессиональная помощь психолога, который консультирует людей на тему измен с 2014 года? Обращайтесь!
Телефон: +7 (929) 610-5799
Email: lav_ev@mail.ru
Нужна помощь? Звоните, пишите!
Close
Close
Нужна помощь?
Свяжитесь со мной, удобным для вас способом!
Whatsapp
Viber
VK
Skype
Mail
Phone
Ваши данные будут надежно защищены от спама и других рассылок
Подписывайтесь на рассылку, у меня есть чем с Вами поделиться.
Еще больше интересного в группе на Facebook и VK
Made on
Tilda